30 лучших книг-антиутопий: пессимистичные прогнозы о нашем будущем

16. «Остров», Олдос Хаксли

Это не столько полноценная антиутопия, сколько сборник философско-политических размышлений на тему построения общества. В центре истории беспринципный журналист Уилл Фарнеби, которому дали задание проникнуть в закрытое государство Пала и выведать о нем как можно больше информации. Страна расположена на небольшом острове и отрезана от привычной цивилизации. На ее территории была найдена нефть и промышленники жаждут вести разработку месторождений, не считаясь с желаниями населения. Слушая рассказы аборигенов, Фарнеби постепенно меняет свое отношение к жизни и отказывается от первоначальной цели.

«Остров», Олдос Хаксли

17. «Повелитель мух», Уильям Голдинг

В романе Уильяма Голдинга отчетливо показано, как легко отойти от принципов и здравого смысла в сложной жизненной ситуации, да и еще под воздействием увещеваний харизматичного лидера. В результате авиакатастрофы группа подростков оказывается на необитаемом острове. Мальчишки, стремясь выжить, формируют первобытную общину. На роль главы племени претендуют двое – Ральф и Джек. Первый верит в возможность скорейшего спасения, второй любит жесткие методы и впадает в поведенческие крайности. Постепенно дети теряют надежду и отворачиваются от идей Ральфа. Случайное убийство мальчика Саймона спровоцировало череду ужасающих событий, доказывающих, что в каждом из нас сидит зверь.

«Повелитель мух», Уильям Голдинг

18. «V – значит вендетта», Алан Мур

В конце 80-х произошла ядерная война, приведшая к развалу экономики, нехватке провианта и разрушению политического строя страны. Путем игры на человеческих страхах к власти пришли фашисты. Они провозгласили тоталитарный режим со всеми вытекающими последствиями – комендантским часом, сетью шпионов-доносчиков и уничтожением неугодных в концентрационных лагерях. Простые жители не могли вздохнуть свободно, каждое их действие контролировалось. Но в умах назревало недовольство. Первым открытым борцом с диктаторами стал появившийся невесть откуда герой в маске Гая Фокса.

«V – значит вендетта», Алан Мур

19. «Когда спящий проснётся», Герберт Уэллс

Каково это заснуть в одном мире, а проснуться в другом? – Спросите об этом Грэхема. Главный герой романа Герберта Уэллса впал в летаргию в конце XIX века, а вышел из нее спустя два столетия. За это время его близкие умерли, технологии шагнули далеко вперед, но человеческая сущность ни капли не изменилась. Пока тело Грэхема выставляли в музеях, его банковский счет рос день ото дня. Мужчина очнулся богачом и, по сути, властителем государства, чем нисколько не обрадовал Совет, управляющий его финансами.

«Когда спящий проснётся», Герберт Уэллс

20. «Вертикальный мир», Роберт Силверберг

Общество разделено на два класса – горожан и фермеров. Первые живут в огромных вертикальных постройках (гонадах), являющихся оплотом технического прогресса. Горожане проповедуют культ размножения и предаются бесконтрольным соитиям, следуя принципу «все принадлежат всем». Фермеры населяют аграрные коммуны и не слишком ратуют за повышение рождаемости. У них осуждается брак, а беременную женщину могут избить до полусмерти. Языки у социальных групп отличаются. Автор поднимает такие животрепещущие темы, как: перенаселение планеты, падение нравов и отрицательные стороны сексуальной революции.

«Вертикальный мир», Роберт Силверберг

21. «День триффидов», Джон Уиндем

В самом начале своего романа Джон Уиндем знакомит нас с историей возникновения плотоядных растений, способных передвигаться. Триффиды были выведены искусственно с целью получения уникального масла, их разводили на специальных фермах в условиях строжайшего контроля. Растения обладали чутким слухом и смертоносными ядовитыми жалами. Затем человечество постигла страшная катастрофа, аномальный метеоритный дождь лишил большую часть населения Земли способности видеть. Немногие зрячие захватили власть и стали по собственному усмотрению распоряжаться ресурсами. Положение ухудшилось, когда колония триффидов вырвалась на волю.

 «День триффидов», Джон Уиндем

22. «Железная пята», Джек Лондон

Что может быть страшнее рассказа о реальной борьбе человека с системой? Антиутопии в основном повествуют о возможном развитии событий в будущем при условии сохранения тенденций настоящего. Однако многие люди и сейчас далеки от реального положения вещей. Джек Лондон литературно переработал записки известной революционерки Эвис Эвергард.

Девушка жила подобно рыбке в аквариуме и не сталкивалась с жестокостью правящего класса, да она и сама принадлежала к интеллектуальной элите. Знакомство с социалистом Эрнестом Эвергард (ее будущим супругом) подвигло Эвис заняться исследованием жизни рабочего класса. Утопичные суждения не устояли перед ужасающими фактами. Девушку уязвила несправедливое отношение к бедным, толкнув на революционную стезю, ведущую к верной гибели.

«Железная пята», Джек Лондон

23. «Сфера», Дэйв Эггерс

В эпоху форсированного развития социальных сетей и средств массовой информации такие книги, как «Сфера» особенно страшны. Люди добровольно лишили себя права на приватность, они отчитываются перед подписчиками за каждый сделанный шаг, живое общение постепенно сходит на нет. В романе Дэйва Эггерса описана глобальная корпорация, поглотившая все достижения на ниве интернет технологий и диктующая пользователям свои условия. Каждый мечтает работать на «Сферу», стать типичным винтиком в механизме системы. Однако стоит выйти за грани дозволенного, как стальные тиски до смерти сдавят горло.

«Сфера», Дэйв Эггерс

24. «Футурологический конгресс», Станислав Лем

Первые главы «Футурологического конгресса» знакомят читателя с Ийоном Тихим. Главный герой отправляется в одну из стран Латинской Америки, где проходит заседание передовых умов планеты, посвященное текущим проблемам общества. Обстановка в государстве накалена до предела и в самый разгар конференции разжигается пламя народного гнева. Власти совершают попытку урезонить демонстрантов психотропными средствами, чем только ужесточают конфликт.

В конце концов, Ийон оказывается раненым и замороженным. Мужчину приводят в чувства в далеком «светлом» будущем. Но, как окажется позже, красивая картинка утопии не более чем галлюцинаторная ширма, скрывающая нелицеприятную реальность.

«Футурологический конгресс», Станислав Лем

25. «Атлант расправил плечи», Айн Рэнд

Политики Соединенных Штатов начали активно выступать против монополизации промышленного комплекса страны. Их изречения стали походить на требования социалистического лагеря. Тенденцию подхватили и другие государства мира, что привело к угнетению представителей крупного и среднего бизнеса. Вместо здоровой конкуренции свободного рынка повсеместно внедряют плановую экономику. Изменение политического курса спровоцировало упадок и низвергло страну в пучину хаоса. Противостоят новому строю два магната – Хэнк Реарден и Дагни Таггерт. На протяжении всех трех частей романа главные герои рассуждают о тонкостях ведения бизнеса, человеческой сущности и воспевают эгоизм, как определяющий фактор прогресса.

 «Атлант расправил плечи», Айн Рэнд

26. «Колыбель для кошки», Курт Воннегут

Рассказчик, а по совместительству главный герой романа Курта Воннегута, решает написать книгу о создании атомной бомбы. Он находит контакты потомков некоего Феликса Хониккера, принимавшего участие в разработке опаснейшего оружия под кодовым названием «Лед-9». Гениальный ученый мало задумывался о последствиях своих изысканий, он гордо шагал по научной стезе.

В один день трое его детей обнаружили труп отца и кастрюльку с кристаллами «Льда-9», им удалось предотвратить глобальную катастрофу, растопив вещество. Однако Анджела, Фрэнк и Ньют не смогли удержаться и не сохранить по кубику субстанции. В последствие Фрэнк Хониккер попадает в маленькую страну Сан-Лоренцо, жители которой в попытке отвлечься от невзгод исповедуют выдуманную религию. Череда нелепых случайностей приводит к уничтожению всего живого на Земле.

«Колыбель для кошки», Курт Воннегут

27. «Город и Звезды», Артур Кларк

На необъятных просторах вселенной существует пустынная планета, на ней под стеклянным куполом расположился древний город. Диаспор аккумулировал в себе последние технические и медицинские достижения, его жители отличаются высочайшим интеллектом и живут тысячи лет. Численность населения искусственно поддерживают на стабильном уровне, а множество развлечений не дают горожанам заскучать. Все довольны текущим положением дел и не ропщут на судьбу. У одного лишь мечтателя Олвина сердце не на месте, ему хочется заглянуть за грани купола и выйти за пределы законсервированного мира.

«Город и Звезды», Артур Кларк

28. «S.N.U.F.F.», Виктор Пелевин

Постапокалиптическое общество раскололось на два лагеря. На бренной земле живут отсталые в социальном и техническом плане орки, образовав страну Уркаина. В небесах парит город-государство Бизантиум, который кичится своими достижениями в области науки и техники. Однако в нем создается лишь видимость благополучия. В реальности население страдает от недостатка площади и жестких законов о возрасте согласия. Горожане вынуждены до 45 лет в качестве сексуальных объектов использовать роботов. Сюжетная линия построена вокруг Демьяна Карпова и его куклы Каи и содержит множество намеков на взаимоотношения России и Запада.

«S.N.U.F.F.», Виктор Пелевин

29. «Голодные игры», Сьюзен Коллинз

Трилогия Сьюзен Коллинз стала новым витком популярности жанра антиутопий. Государство разбито на регионы, которые отделены друг от друга высоченными заборами с охраной. Население разных дистриктов не контактирует между собой, оно полностью изолировано тесными рамками своего общества. Ресурсы ограничены, наблюдается дифференциация по виду деятельности. Ежегодно в каждом районе отбирают парня и девушку, им суждено стать трибутами и погибнуть на потеху жителям столицы. Китнисс Эвердин, сама того не желая, превратится из обычной девочки в символ революционного движения.

«Голодные игры», Сьюзен Коллинз

30. «Механическое пианино», Курт Воннегут

В своей дебютной книге Курт Воннегут подводит читателя к осознанию бессмысленности корпоративной системы и несостоятельности построения государства на ее фундаменте. Однако обо всем по порядку. В новом мире машины полностью заменили ручной труд. Все кто занимался конструированием и наладкой техники оказались на вершине социальной пирамиды, автоматически примкнув к менеджерам и руководящему звену. А вот рабочему классу повезло гораздо меньше, его представители пересекли черту бедности. Лишившись возможности созидать, общество неизбежно начало деградировать.

«Механическое пианино», Курт Воннегут

Читая антиутопии, мы невольно содрогаемся, узнавая на страницах ситуации из окружающей нас действительности. Важно помнить, что авторы не соревнуются в создании наиболее пессимистичных прогнозов, они пытаются предостеречь нас от ошибок. Надеюсь, каждая из представленных в подборке книг направит вас на верный путь.
    Идет загрузка