7 самых красивых эротических сцен из классических книг

Часто принято считать, что классические книги – это скучное чтиво, которое «по диагонали» проходили в школе только, чтобы получить хорошую оценку. Но писатели, даже жившие век или два назад – это обычные люди, и, как говорится, ничто человеческое им было не чуждо. Они так же, как мы, любили, поддавались страстям – и описывали эти страсти в своих книгах. Мы нашли для вас 7 красивых эротических сцен, которую могут заставить вас по-другому посмотреть на «скучную и пыльную» классику.

1. Николай Карамзин, «Бедная Лиза»



Повесть – краеугольный камень русской сентиментальной литературы. Сюжет прост и бесхитростен. Богатый молодой аристократ Эраст влюбляется в бедную простую девушку Лизу, соблазняет её, но после женится на обеспеченной вдове, так как лишился средств. Лиза, не в силах пережить позор и ложь, топится в пруду. История сейчас может показаться несколько наивной, но она рассказывает о том, что страсть может стать губительной, как и обман доверия.

«Она бросилась в его объятия — и в сей час надлежало погибнуть непорочности! Эраст чувствовал необыкновенное волнение в крови своей — никогда Лиза не казалась ему столь прелестною — никогда ласки ее не трогали его так сильно — никогда ее поцелуи не были столь пламенны — она ничего не знала, ничего не подозревала, ничего не боялась — мрак вечера питал желания — ни одной звездочки не сияло на небе — никакой луч не мог осветить заблуждения. — Эраст чувствует в себе трепет — Лиза также, не зная отчего — не зная, что с нею делается... Ах, Лиза, Лиза! Где ангел-хранитель твой? Где твоя невинность?»

2. Михаил Шолохов, «Тихий Дон»



Вторая «Война и мир» русской литературы. Эпопея о донском казачестве в годы Первой мировой и Гражданской войны, а также история страстного романа казака Григория Мелехов с замужней соседкой Аксиньей. Супружеская неверность, вынужденный брак, брак без любви и любовь без официального брака – книга не потеряла своей актуальности и поныне: все происходящее в ней, происходит и сейчас во многих семьях, лишь декорации сменились.

«От арбы оторвалась серая укутанная фигура и зигзагами медленно двинулась к Григорию. Не доходя два-три шага, остановилась. Аксинья. Она. Гулко и дробно сдвоило у Григория сердце; приседая, шагнул вперед, откинув полу зипуна, прижал к себе послушную, полыхающую жаром. У нее подгибались в коленях ноги, дрожала вся, сотрясаясь, вызванивая зубами. Рывком кинул ее Григорий на руки — так кидает волк к себе на хребтину зарезанную овцу, — путаясь в полах распахнутого зипуна, задыхаясь, пошел.
— Ой, Гри-и-иша… Гри-шень-ка!.. Отец…
— Молчи!..
Вырываясь, дыша в зипуне кислиной овечьей шерсти, давясь горечью раскаяния, Аксинья почти крикнула низким стонущим голосом:
— Пусти, чего уж теперь… Сама пойду!»

3. Иван Бунин, «Митина любовь»



Этот рассказ, как и многие другие у Бунина, посвящен одной из главных тем писателя – непростых любовных отношениях. Бунин тонко и чувственно передает переживания юноши, который оказался один на один с неразделенной любовью. Писатель наполнил свой рассказ красками, ароматами, образами и эмоциями.

«В книгах и в жизни все как будто раз и навсегда условились говорить или только о какой-то почти бесплотной любви, или только о том, что называется страстью, чувственностью. Его же любовь была непохожа ни на то, ни на другое. Что испытывал он к ней? То, что называется любовью, или то, что называется страстью? Душа Кати или тело доводило его почти до обморока, до какого-то предсмертного блаженства, когда он расстегивал ее кофточку и целовал ее грудь, райски прелестную и девственную, раскрытую с какой-то душу потрясающей покорностью, бесстыдностью чистейшей невинности?»

4. Александр Куприн, «Суламифь»



Это повесть, в основу сюжета которой взяты известные библейские события. У царя Соломона семьсот жён, триста наложниц и бесчисленное количество рабынь и танцовщиц, но влюблен царь в бедную простую девушку из виноградника.

«И царь на мгновенье, пока она не становится спиною к ветру, видит всю ее под одеждой, как нагую, высокую и стройную, в сильном расцвете тринадцати лет; видит ее маленькие, круглые, крепкие груди и возвышения сосцов, от которых материя лучами расходится врозь, и круглый, как чаша, девический живот, и глубокую линию, которая разделяет ее ноги снизу доверху и там расходится надвое, к выпуклым бедрам. Он чувствует пламень ее губ, и скользкость ее зубов, и сладкую влажность ее языка, и весь горит таким нестерпимым желанием, какого он еще никогда не знал в жизни. Слезы восторга и благодарности - блаженные слезы блестят на бледном и прекрасном лице Суламифи. Изнемогая от любви, она опускается на землю и едва слышно шепчет безумные слова…»

5. Венедикт Ерофеев, «Москва-Петушки»



Вторая после «Мертвых душ» поэма в прозе в истории русской литературы. Казалось бы, что в такой истории не место романтике, потому что в ее центре – алкоголик Веничка Ерофеев, который едет с Курского вокзала в Москве в Петушки — некий рай на земле, где его ждут любовница и ребёнок. Эта поэма – хмельной сон и исповедь одновременно, а заодно – наглядное пособие советской жизни 1960-х. И в ней – не поверите – нашлось место и настоящей любовной страсти. Видимо, все же в СССР секс был.

«Она сама — сама сделала за меня свой выбор, запрокинувшись и погладив меня по щеке своею лодыжкою. В этом было что-то от поощрения и от игры, и от легкой пощечины. И от воздушного поцелуя — тоже что-то было. И потом — эта мутная, эта сучья белизна в глазах, белее, чем бред и седьмое небо! И как небо и земля — живот. Как только я увидел его, я чуть не зарыдал от волнения, я весь задымился и весь задрожал. И все смешалось: и розы, и лилии, и в мелких завитках — весь — влажный и содрогающийся вход в эдем, и беспамятство, и рыжие ресницы. О, всхлипывание этих недр! О, бесстыжие бельмы! О, блудница с глазами, как облака!».

6. Дэвид Герберт Лоуренс, «Любовник леди Чаттерлей»



История о молодой девушке, которая замужем за парализованным аристократом. Ухаживая за мужем, она поддается страсти с простым лесником Оливером Меллерсом, с которым понимает, что такое чувственная любовь. Этот роман Лоуренса, опубликованный в 1928 году, тут же приобрел репутацию скандального за яркие и откровенные эротические сцены. Книгу быстро запретили и «реабилитировали» лишь во второй половине ХХ века.

«Она лежала не шевелясь, словно в забытьи, словно в волшебном сне. Дрожь пробежала по телу — его рука, путаясь в складках ее одежды, неуклюже тянулась к застежкам. Но, найдя их, стала действовать умело и сноровисто. Медленно и осторожно освободил он ее от узкого шелкового платья, сложил его в ногах. Затем, не скрывая сладостного трепета, коснулся ее теплого тела, поцеловал в самый пупок. И, не в силах сдерживаться долее, овладел ею. Вторгшись в ее нежную, словно спящую плоть, он исполнился почти неземным покоем. Да, в близости с этой женщиной он испытал наивысший покой. Она по-прежнему лежала недвижно, все в том же полузабытьи; отдала ему полностью власть над своей плотью, и собственных сил уже не было. Его крепкие объятья, ритмичное движение тела и, наконец, его семя, упругой струей ударившее внутри, — все это согрело и убаюкало Конни. Она стала приходить в себя, лишь когда он, устало дыша, прильнул к ее груди. Только сейчас у нее в сознании тускло промелькнула мысль: а зачем это все? Почему так вышло? Нужно ли? Почему близость с этим человеком всколыхнула ее, точно ветер — облако, и принесла покой?»

7. Генри Миллер, «Тропик Рака»



Еще один по-настоящему скандальный роман. Это – во многом автобиографическое произведение американского писателя Генри Миллера, которое поначалу, в 1930-ые, даже продавали тайно из-за выразительного изображения секса. После судебных разбирательств в 1960-х годах роман, наконец, разрешили снова печатать.

«В секунде оргазма сосредоточен весь мир. Наша земля - это не сухое, здоровое и удобное плоскогорье, а огромная самка с бархатным телом, которая дышит, дрожит и страдает под бушующим океаном. Голая и похотливая, она кружится среди облаков в фиолетовом мерцании звезд. И вся она - от своих огромных грудей до мощных ляжек - горит вечным огнем. Она несется сквозь годы и столетия, и конвульсии сотрясают ее тело, пароксизм неистовства сметает паутину с неба, а ее возвращение на основную орбиту сопровождается вулканическими толчками. Иногда она затихает и похожа тогда на оленя, попавшего в западню и лежащего там с бьющимся сердцем и округлившимися от ужаса глазами, на оленя, боящегося услышать рог охотника и лай собак. Любовь, ненависть, отчаяние, жалость, негодование, отвращение - что все это значит по сравнению с совокуплением планет? Что значат войны, болезни, ужасы, жестокости, когда ночь приносит с собой экстаз бесчисленных пылающих солнц?».

Кстати, учеными доказано, что чтение эротических сцен в книгах благотворно влияет на сексуальную жизнь не только женщин, но и мужчин. А вы теперь знаете, что настоящие жемчужины откровенной прозы можно найти не только в современной, но и в классической литературе. А если у вас есть дети, и они только вступают в пору чувств, то вот 16 самых разных книг о детской и подростковой любви. И не забудьте просмотреть ТОП книг июля-2020.
    Идет загрузка