Твоя зона комфорта: дайте мне хоть подержаться за нее

Наталья Сергеевна была глубоко несчастной женщиной. Все у нее не так. Все не складывается. Об этом знали все. И все Наталью Сергеевну искренне жалели. «Ах, какая же она несчастная, - говорили полушепотом между собой. – И за что же ее так судьба наказывает? Ведь на ней лица нет. Все – кожа да кости. Какая бедная женщина. А ведь могла бы цвести и цвести. Ведь молода еще...». Приблизительно так цокали соседи, посматривая Наталье Сергеевне вслед. Когда та, согбенная и печальная, отправлялась вдоль по улице в булочную за очередным багетом.

Все у Натальи Сергеевны было не так. Все не складывалось. Муж, вроде бы, и не пьет, да что же это – начал строить новый трехэтажный дом, да денег на мансарду не хватило. Придется продавать вторую машину сына, вздыхала Наталья Сергеевна. И все сочувственно цокали в ответ язык. Потому что, где же это видано, чтобы у сына вторую машину забирать! Уж лучше бы тот муж пил, чем на мансарду денег не наскреб! Тьфу на него, на такого мужа! И с сыном у Натальи Сергеевны что-то не так. Да что там что-то – все с ним не так. Завел себе свой собственный бизнес. Так теперь дома не появляется. И девушка его не такая, какую Наталья Сергеевна прочила себе в невестки. Взбалмошная какая-то. Поди науськивает его против матери. Почему же тогда сына в последнее время дома не видать. Квартиру себе покупать надумал. Видите ли, с родителями уже жить невмоготу. Хочет быть самостоятельным. Хо-хо-хо, вздыхает Наталья Сергеевна.

Хо-хо-хо, вторят ей соседи по подъезду. «Ты бы, голубушка Наталья Сергеевна, поберегла себя, - советуют сердобольные. – Сколько же можно так убиваться? Так тебя скоро совсем не останется. Будут только – кожа да сухожилия. Что с тобой делать, дорогая? Побереги себя». Да куда там, поберечь, вздыхает Наталья Сергеевна. Куда там беречь, соглашаемся мы. Если она только-только набрала обороты. Если она на полной скорости, искрясь и внутренне хохоча, ворвалась в свою любимую зону. В свою зону комфорта! Удивлены? А мы нисколько!



У каждого своя зона. И в ней каждому по-своему комфортно

О том, что периодически надо выходить из зоны комфорта, нас научили западные и американские психологи. А мы вот хохочем над этой фразой, правда? Мы за животы держимся, когда цитируем друг другу демотиватор, мол, житель Калифорнии советует жителю Магадана выйти из зоны комфорта. Ха-ха-ха, да это же жесть, как смешно. Потому что зону комфорта мы представляем физически. Мы рисуем себе в голове некий Эдем. Пальмы, океан, бунгало, утопающее в прибрежных садах, четкий и налаженный бизнес без необходимого в него вмешательства – вот для нас зона комфорта, правда? Мы ее щупаем. Хотя бы в своих мечтах, но щупаем. А о том, что зона комфорта может быть метафизической, мы даже не думаем. А зря.

Потому что зона комфорта – это как раз не физическая субстанция. Она у нас в голове. И знаете, какая у нас зона комфорта? Не у всех, конечно, но у очень многих. Страдания. Пожаловаться, поплакаться, пострадать – вот наша зона комфорта. Все должно быть если не плохо, то не очень хорошо. Все должно быть маленько не так. Чтобы не выделяться из толпы. Нам так хорошо. Там мы чувствуем себя хорошо. Там нам комфортно.


Нам некомфортно в спокойствии. Нам хочется шторма!

И как только вдруг жизнь налаживается... Ну, может, такое быть. Как только нам на мгновение становится хорошо... И зарплата хорошая, и работа нравится, и парень прям классный, отношения отличные – вот все супер! Нам знаете, что? Становится некомфортно. Не всем, конечно, но очень многим. Мы начинаем ерзать, переживать, нервничать – что-то не так, что-то должно случиться, ведь не может так быть, чтобы все вдруг было хорошо, это просто затишье перед бурей. Сейчас как рванет буря! Ураган! Мы ждем его, ждем, настороженно. А ничего нет… Бури-то нет, пронеслась мимо. Но мы не верим. Нам ураган подавай. Нам некомфортно в этом спокойствии и благости. Нам хочется шторма! Тогда мы начинаем его, этот шторм, себе придумывать. Мы начинаем прибедняться и жаловаться. Так сказать, рисуем себе несчастья. Чтобы не обзавидовались, чтоб не сглазили, чтобы знали, что мы такие, как все. Что нам так же хреново, как всем. Да-да, никуда мы не полезли. Не вырвались. Мы в том же болоте со всеми. Мы такие же, да. Несчастные. Страдаем. Жалейте нас. А мы в ответ будем жалеть вас. И все будем счастливы. В своей зоне. Зоне комфорта, конечно же. А вы о чем подумали?


А готовы ли мы покинуть свой несчастный мирок?

Как из этого состояния выйти, я не знаю. Как, собственно, не знаю и то, хотим ли мы из него выйти. Нужно ли нам это, готовы ли мы покинуть свой несчастный мирок. Не знаю. Не уверена. Нам, кажется, легче в нашем вечном состоянии рефлексий. Мы – какие-то робкие герои Достоевского. Или Гоголя. Маленькие нескладные люди. Мне почему-то так кажется. Мы не можем расправить плечи, проснувшись утром, и крикнуть вовсю: черт, мир, я счастлива! Завидуйте мне, я невероятно счастлива. Нет, мы боимся. Мы боимся зависти богов. Вот чего мы боимся. Нам лучше пострадать.

Мы с завистью смотрим на европейцев и американцев. Потому что те умеют жить наотмашь. Чтобы размашистыми мазками. Чтобы смешание ярких красок. Чтобы, пусть невпопад, зато с надрывом и искренностью. Мы так не можем. Или можем?


Ведь не бывает так, чтобы все в жизни прям плохо

Давайте все же попробуем осторожно выглянуть из нашей норки. Давайте попробуем покинуть нашу зону комфорта? Давайте послушаем того жителя Калифорнии. Может, он дело говорит. Давайте оставим свои несчастья. Повесим их на гвоздик между старым плащом и рюкзаком. Разуемся и босыми выйдем на свет. Ведь там ничего страшного нет. Ведь жизнь, действительно, прекрасна. Ведь каждое утро восходит солнце. Что бы ни случилось, оно всегда восходит. Ведь каждая буря проходит. И каждое желание сбывается. А если не сбывается, значит, оно пока стоит на паузе. Значит, ему нужно еще что-то подкорректировать. Но не бывает так, чтобы все в жизни плохо. Такого, правда, не бывает.

Знаете, что, а достаньте-ка чистый лист бумаги и напишите на нем все, за что вы благодарны своей судьбе. Вот так списком и пишите. За дочку, сына, новый проект, за то, что мама выздоровела, за свежие пионы в саду, за чай с мятой под яблоней и за новую весеннюю влюбленность. Все-все записывайте. Тут мелочей не бывает – все важно. Не надо ничего выделять капслоком, не надо ничего делать жирным или курсивом. Все пункты в вашем списке равнозначны. Все приносило вам радость – и это главное.

А теперь посмотрите на него. Неужели, вы несчастны? Вот с этим длинным списком радости и счастья. Вы несчастны? Да перестаньте, наконец, обманывать себя. Будьте честны хотя бы с собой. Ведь не хрена вы не несчастны. Вы — счастливый человек! Запомните это для себя. А лучше повторяйте каждое утро, пока не запомните. Вы счастливый человек. Пользуйтесь своим счастьем. Пока оно не скисло. Пока срок его годности не вышел.

    Идет загрузка