«Обитель падших женщин»: как были устроены публичные дома в XIX веке



Проституцию не зря называют первой древнейшей профессией – жрицы любви существовали в Древнем Египте, к ним захаживали почтенные философы в Древней Греции и знатные патриции в Древнем Риме. Сейчас многие страны приходят к тому, чтобы легализовать секс-труд, но мало кто знает, что во времена Российской империи на ее просторах публичные дома действовали вполне легально – у них были четкие правила, а у девушек – свои права, которые строго соблюдались. Мы расскажем о том, как же функционировали публичные дома в XIX веке.

Как легализовали бордели



«Как-то само собою случилось, что на развалинах тех старинных, насиженных гнезд, где раньше румяные разбитные солдатки и чернобровые сдобные ямские вдовы тайно торговали водкой и свободной любовью, постепенно стали вырастать открытые публичные дома, разрешенные начальством, руководимые официальным надзором и подчиненные нарочитым суровым правилам»
- так начинается «Яма» Александра Куприна – пожалуй, самое известное и очень правдивое произведение о публичных домах позапрошлого века. Куприн описал в своей повести то, как жили и работали жрицы любви в Киеве, но правила работы борделей были практически одинаковы по всей Российской империи.

Первые (тогда еще нелегальные) бордели стали появляться в европейской части Российской империи вскоре после войны 1812 года и победы над Наполеоном. Война окончилась, а это означало, что солдаты возвращались в свои гарнизоны в городах. В то время срок воинской службы был больше 20 лет, и практически все это время, если не было военных кампаний, солдаты проводили в казармах гарнизонов. Естественно, дома их ждали жены-солдатки, но на побывку солдат почти не отпускали, а девать сексуальную энергию куда-то нужно было, чтобы не допускать однополых связей в армии. Поэтому из Европы, чувствуя возможность заработка, сюда потянулись жрицы любви. К легализации борделей властей призвали военные врачи. Солдаты так или иначе ходили к публичным женщинам, но в нелегальных бесконтрольных борделях процветали венерические заболевания, и чтобы остановить их распространение, врачи и попросили власть имущих взять тогдашнюю секс-индустрию под контроль. И власти согласились.

Три типа заведений



Чаще всего бордели открывались около казарм, там вырастали целые кварталы красных фонарей (вечером на парадное вешали красный фонарик, чтобы тем самым обозначить расположение публичного дома). Все заведения делились на «элитные-трехрублевые», «приличные-двухрублевые» и «дешевые-пятидесятикопеечные». 

Кто же работал в борделях? Около 70-80% - крестьянки, в заведениях «поприличнее» - мещанки (городские жительницы), около 1% было даже дворянок. Что же заставляло аристократок становиться публичными женщинами? По словам историков, это были прежде всего дворянки из разорившихся семей, а также те, кто пережил какую-то любовную драму и решал пуститься «во все тяжкие». Были в то время и сутенеры, только тогда их называли «зюхеры», от немецкого слова «suchen» - искать. Именно они караулили на вокзалах крестьянок, приезжавших из деревень в города в поисках заработка и лучшей жизни – и предлагали им денежную работу. Если девушка решалась, полиция забирала ее паспорт, а взамен давала так называемый «желтый билет» - удостоверение личности проститутки.

Правила борделей



Распорядок работы домов терпимости был четко регламентирован. Сохранились многие исторические бумаги, в которых прописаны все правила. Вот только некоторые из них:
- два раза в неделю публичная женщина должна ходить в баню;
- как можно меньше употреблять белил, румян, душистой помады и духов. По словам историков, это делалось для того, чтобы не дать девушкам скрыть внешние признаки венерических заболеваний, особенно распространенного в то время сифилиса;
- если девушка сама призналась, что подхватила «нехорошую» болезнь, ее лечение будет осуществляться за счет публичного дома, а вот если она скрыла это, но врач на обходе заметил, ей придется самой оплачивать лечение; 
- содержательница публичного дома забирает три четверти дохода девушки. За эти деньги она предоставляет ей отдельную комнату, белье, платья и полноценное питание. Что делать с оставшимися деньгами, решает сама девушка.

Уйти из борделя



Кстати, важное замечание – в правилах было прописано, что девушка в любой момент может добровольно покинуть дом терпимости, и никто не вправе препятствовать этому, даже если у нее есть долги перед содержательницей. «Но уходили тогда немногие, - рассказывает Ирина Ушно, философ и краевед, занимающаяся исследованиями публичных домов в XIX веке. - Высшее образование для женщин в Российской империи стало доступно только после 1905 года. Если девушка, к примеру, работала белошвейкой по 10-12 часов в день, она зарабатывала за месяц столько, сколько публичная женщина из «хорошего» дома за пару ночей. Конечно, покинуть бордель хотели – прежде всего, стремились выйти замуж, а самые красивые и высокооплачиваемые жрицы любви нередко накапливали денег и открывали свои дома терпимости, уже становясь содержательницами».

Удивительно, но многие местные жители, особенно женщины (!) никак не протестовали против расположения борделей рядом с их домами. Дело в том, что, по словам историков, в районах, где открывались публичные дома, резко уменьшалось количество изнасилований. Те самые солдаты, сексуальная энергия которых искала выход, ходили к проституткам, а не нападали на беззащитных женщин на темных, еще без освещения, улицах.

К секс-бизнесу можно относиться по-разному, но нельзя не признать, что его легализация в наше время (да и, как мы видим, в XIX веке тоже) помогает прежде всего девушкам, которые получают и медицинское обслуживание, и защиту по закону. Если вам нравится узнавать исторические факты о секс-культуре в разные эпохи, то мы рекомендуем почитать о сексуальной жизни в Киевской Руси и о 6 женах Генриха VIII – там хватало и секса, и трагедии, и драмы.
    Идет загрузка