Как перестать стесняться себя

Потертые старые джинсы, растянутая майка, волосы собранные в небрежный пучок — это я за пять тысяч километров от своего дома. Нет, я не собираюсь в таком виде выносить мусор, когда на улице безопасно стемнеет. Я иду на встречу с другом. Я еду на встречу с другом в центр огромного мегаполиса, который населяют 12 миллионов жителей. Мне предстоит длинная дорога. Я не перебегу пару остановок, время от времени прячась в кустах. Я вызову такси, потом выйду на станции метро, поднимусь на скайтрейн и проеду на нем минут двадцать-тридцать. После этого выйду, еще несколько кварталов пройдусь пешком и наконец-то доберусь до нужного поинта.

Девушка в джынсах и майке

Мой друг очень ждет меня. Сегодня он устраивает вечеринку. И я в его доме сегодня вишенка на торте.

- Привет, как добралась? - бросается ко мне с объятиями друг. Мы обмениваемся приветственными поцелуями, и он проводит меня в гостиную, наполненную людьми.

- Эй, гайз, это моя подруга Анна. Она из Украины. Между прочим, Анна - сценарист, - мой друг смело подталкивает меня в центр комнаты.

Я неуверенно топчусь на месте, в ожидании шквала вопросов: о боже, она сценарист, что ты пишешь, ты написала хоть один блокбастер, кто тебя снимает, а где можно посмотреть твои фильмы, а сколько тебя платят и так далее. Представляю, как я странно улыбалась, когда даже через несколько минут таких вопросов… не последовало. Мое лицо отяжелело, как на фотографии на паспорт. Я встряхнулась и развернулась на пятках.

Маленькая компания друзей

- Привет, Анна, а ты надолго к нам? А где ты была до этого? Крутой у тебя браслет, это откуда? - это все, что интересовало этих людей.

Представляете? Наверное, нет. А я вот представляю.

Мы несчастные и неуверенные в себе из-за полученных в детстве установок

Вот уже несколько лет по полгода я живу не дома. И такая жизнь дала мне самое главное — внутреннюю свободу. Только за границей мне плевать, как я выгляжу, что на мне надето, причесана я или нет. Только за границей, представляете? Потому что здесь у меня есть самое главное — эта чертова внутренняя свобода.

Только там, не на родине, я поняла, что стесняться себя — это первый признак предательства. Это самый главный признак предательства. Тщедушного такого, исподтишка. Когда вы начинаете стесняться себя, знайте, в этот момент внутри вас навзрыд плачет малышка, закрыв лицо руками. Вы предаете эту малышку, вы сейчас публично отказываетесь от нее: нет-нет, я не знаю, кто это, кто-нибудь, заберите этого ребенка. А этот ребенок, знаете, вы сами.

Девочка плачет

Мы очень часто скрываем то, кем мы есть. Специально не встречаемся со старыми друзьями, не ходим на встречи однокурсников и одноклассников. Потому что боимся признаться в своем провале. Не хотим, чтобы они знали, что мы на самом деле ничего не добились. Мы стареем, толстеем, наши дети не такие крутые, как нам хотелось бы. Да и мы сами — не то, чтобы неудачники, но и гордиться особо нечем. В компании таких же, как мы, нам комфортно. Но с чужими или с теми, кто когда-то ставил на наше крутое будущее, мы зажимаемся и боимся, что кто-то заговорит с нами.

Самая главная ценность в жизни — это внутренняя свобода. Это состояние «забить, а мне так нравится!»

Почему так? Все очень просто. У нас нет внутренней свободы. В нас нет состояния «забить, я живу, так, как я хочу, и мне забить!» Такое состояние и есть самая главная ценность. Потому что это и есть квинтэссенция счастья. Более того, это и есть сама жизнь.

Кто виноват, что мы его не испытываем? Установки. Еще в детстве нам дают установки на будущее. Милая, ты у нас такая умненькая, ты обязательно должна поступить в университет, - говорят нам родители и гладят по белокурой головке. И тебе бы тогда сказать: знаете, что, а давайте я сама буду решать, что мне делать через десять лет, окей? Нет, ты этого не говоришь. Ты послушно улыбаешься и машешь головой: конечно-конечно-конечно, мамочка, я сделаю так, как ты говоришь, ведь ты же лучше знаешь. И в этот момент, хап, ты словила первую установку. Закрой рот, двигаемся дальше.

Ты такая крутая, ты обязательно должна попасть на его студию, иначе все — конец карьере! - говорят тебе твои друзья. Получай новую установку. Ты из кожи вон лезешь только бы пробиться на собеседование. А на нем изо всех сил стараешься понравиться потенциальному боссу. И да, ты ему нравишься. И он берет тебя насвой проект. И ты счастлива. Счастлива? Да не особо. Потому что в гробу ты видела эту архитектуру. Тебе она не нравится. Но ты следуешь установке. Ты не можешь повернуть назад. Потому что, все — конец карьере. Поэтому ты должна тянуть это до конца. Считай, что твоя престижная работа — это пропуск на встречу одноклассников, это билет в первый ряд на семейных посиделках, это надежда, что дедушка оставит тебе в наследство «Жигули».

Установки — это главная причина, из-за которой мы несчастны. Они-то и внушают нам, что правильно, а что нет, что хорошо, а что плохо, чем можно гордиться, а что лучше скрывать. Из-за них мы предаем себя. Предаем себя, когда ходим на нелюбимую работу, только чтобы не расстроить родителей. Предаем себя, когда скрываем, что не оправдали чьих-то надежд. Не своих надежд, чужих.

Внутренняя свобода

Только за пять тысяч километров от дома я раскрываюсь. Только здесь меня наполняет внутренняя свобода. Только здесь мне не надо казаться и делать вид. Я такая, какая есть, и точка. Потому что здесь меня окружают такие же свободные люди. Кого-то выгнали из университета. Кто-то развозит пиццу, хотя сам уже давно не курьерского возраста. Кто-то работает почтальоном, а кто-то официантом. Это не компания лузеров. Это компания свободных людей. И им плевать, что я сценарист в растянутой майке. Им интересна я сама. И мы смеемся, обсуждаем книги Салмна Рушди и сериал «Молодой Папа». Нам интересно, что мы живем на одной волне, что мы смеемся над одними шутками и собираемся пойти на один спектакль. Нам интересно вместе и плевать на должности и финансовое состояние.

Нам интереснодруг с другом, потому что мы сейчас не предаем себя. Ни один из этих людей, которые сидят напротив меня не предает себя. И в этом их сила. А ты попробуй так пожить, попробуй. Попробуй жить открыто и наотмашь. Да, я официантка, и что? Но кто-то же должен приносить вам ваш гребаный кофе без сахара. И да, сейчас я официантка, но кто знает, кем мне захочется быть завтра. Я свободна и сама вправе решать, кем проснуться.
    Идет загрузка